Межрегиональная благотворительная общественная организация социальной адаптации граждан

Сотрудничество

 

Православные праздники

Яндекс.Метрика

Вход

Комплексная реабилитация и ресоциализация потребителей наркотиков как механизм противодействия экспансии либеральной наркополитики

Вопросы формирования системы комплексной реабилитации и ресоциализации потребителей наркотиков обсуждались на состоявшемся 17 июня 2015 г. заседании президиума Государственного совета Российской Федерации по теме «О ходе реализации государственной антинаркотической политики». В выступлении на указанном заседании Президента Российской Федерации В.В. Путина отмечено, что за последние годы удалось сформировать тенденцию снижения потребления наркотиков, сократилась смертность среди молодёжи, в том числе вызванная наркотической зависимостью.

Реализация Стратегии государственной антинаркотической политики Российской Федерации до 2020 года, утвержденной Указом Президента Российской Федерации N 690 от 9 июня 2010 г. (далее - Стратегия) успешно развивается. Стратегия стала планом борьбы с наркоугрозой, помогла консолидировать усилия органов власти и гражданского общества в решении этой проблемы.



Стратегией закреплена недопустимость применения в Российской Федерации заместительных методов лечения больных наркоманией с применением наркотических средств и психотропных веществ, внесенных в списки I и II перечня наркотичесвких средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 30 июня 1998 г. N681, а равно - легализация потребления наркотиков в немедицинских целях.



Стратегия содержит прогноз частично управляемых рисков: формирование в обществе терпимости к наркопотреблению, дискредитация антинаркотической деятельности органов государственной власти; усиление попыток легализации «заместительной терапии» с использованием наркотиков и пропаганды наркопотребление под предлогом замены шприцев; увеличение численности лиц, вовлеченных в незаконное потребление наркотиков.

По последнему пункту прогноз не оправдался, и, видимо, именно это не дает покоя нашим оппонентам из числа сторонников либеральной наркополитики, несовместимой с национальными интересами Российской Федерации. В остальном реальность превзошла этот прогноз. Диапазон тактических приемов для продвижения либеральной модели расширился, а сами такие попытки становятся все более изощренными.

Идеология нарколиберализма в концентрированном виде излагается в докладах одиозной Глобальной комиссии по вопросам наркополитики: «Глобальная война с наркотиками проиграна с разрушительными последствиями для личности и общества по всему миру». Предлагается «легализовать употребление и хранение всех наркотиков, кроме крэк-кокаина и дезоморфина, прекратить преследование мелких наркоторговцев, регулировать продажу наркотиков теми же механизмами, что и табачные изделия и алкогольные напитки».

В основе либеральной наркополитики лежит концепция «снижения вреда» (harm reduction), принципиально допускающая свободу наркопотребления. Программы «снижения вреда» включают «заместительную терапию» наркомании с применением синтетических опиатов метадона и бупренорфина - т.е. «систему наркопайка»; «аутрич» - «внебольничную» раздачу наркоманам шприцев и обучение «безопасным» способам наркопотребления, «адвокацию» - манипулирование общественным мнением и давление на органы власти, «толерантность» - терпимость к наркопотреблению. Все это маскируется наукообразной терминологией, манипуляциями и искажениями информации, некоторые из которых комментируются в таблице.
 

 

Нарколиберальная «терминология» и манипуляционные приемы

Комментарии

«Заместительная терапия»

Никакого замещения нет: как был организм отравлен опийным наркотиком, так и остается. Изменилась только формула и название. Терапии, т.е. лечения от наркомании, не происходит: как была опийная наркозависимость, так и осталась

«Снижение вреда»

Отказа от наркопотребления не требуется, наркопотребление продолжается, причина «вреда» сохраняется, сохраняется и следствие, т.е. сам «вред» от присутствия наркотика в организме

«Наркоман нуждается в наркотике, как диабетик в инсулине, и не может без него обходиться»

Инсулин восстанавливает обмен веществ, а наркотик нарушает. Отсутствие инсулина нарушает обмен веществ, а отказ от наркотика - восстанавливает

«Заместительная терапия» снижает преступность

Во всех странах, где есть «заместительная терапия», есть и утечки наркотиков (метадон, бупренорфин и т.д.) в нелегальный оборот. Клиенты «заместительной терапии» вступают в сговор с коррумпированными врачами. Назначается двойная доза наркотика, половина которой продается, а «навар» делится

«Заместительная терапия» - «золотой стандарт» профилактики ВИЧ-инфекции

Применяемые для «заместительной терапии» наркотики метадон и бупренорфин не убивают, а усиливают вирус-возбудитель ВИЧ-инфекции, и ослабляют иммунитет (сопротивляемость организма к вирусу). Ни одна фирма-изготовитель метадона и бупренорфина в инструкциях к этим наркотикам не сообщает о возможности профилактики ВИЧ-инфекции с их помощью

Вопрос «заместительной терапии» чисто медицинский и не должен политизироваться

Лечение наркоманов наркотическими средствами, включая выдачу в виде «наркопайка» и для снятия «ломок», было запрещено еще приказом Минздрава СССР приказе N 143 от 6 апреля 1957 г. и подтверждено приказом Минздрава России N 239 от 14 августа 1995 г.

Выдача (обмен) наркоманам стерильных шприцев и игл снижает передачу ВИЧ-инфекции

Шприц перестает быть стерильным после первого же употребления, и при ВИЧ-инфекции играет роль переносчика вируса (такую же, как комар при малярии). Для профилактики малярии комаров уничтожают, а не раздают. Кроме того, выдача наркоманам шприцев должна оцениваться как косвенное склонение к наркопотреблению

Наркомания - неизлечимое смертельное заболевание, и «заместительная терапия» наркоманам необходима в паллиативных целях, как при других неизлечимых смертельных заболеваниях.

«Неизлечимость» наркомании кончается там, где кончается доступ к наркотикам и их потребление. К смерти приводят передозировки наркотиков, а не их отмена. Паллиативная помощь оказывается умирающим пациентам для облегчения страданий, когда лечение не помогает. Для избавления от страданий и излечения наркомана необходимо полное прекращение наркопотребления, а не его продолжение в виде «заместительной терапии»

«Снижение вреда» в любом варианте - полном или частичном, в том числе, в виде пилотных проектов, противоречит государственной антинаркотической политике Российской Федерации, так как допускает немедицинское потребление наркотиков и неоправданно расширяет их медицинское применение. Очевидна также несовместимость «снижения вреда» с комплексной реабилитацией и ресоциализацией потребителей наркотиков.



Стратегия, которой придерживается Россия и многие другие страны, в противовес поборникам либеральной наркополитики, заключается не в «снижении вреда» от наркотиков при толерантном отношении к их потреблению, а в сокращении предложения и спроса на наркотики, гармонизации антинаркотического законодательства и международном сотрудничестве в антинаркотической сфере[1].



Давление на Российскую Федерацию со стороны лоббистов либерализации потребления наркотиков усилилось после прекращения «заместительной терапии» в Крыму весной 2014 года. Клиенты «заместительной терапии» вводились властями Украины в заблуждение. Им давали подписывать коротенькое «информированное согласие», где метадон/бупренорфин преподносились как «замещающие препараты», «опиоидные аналгетики», а не как наркотики, вызывающие зависимость. Фактически под прикрытием безобидно звучащего для непосвященных бренда «заместительной терапии» насаждалась убийственная практика «наркотического пайка» [2].

В результате - тяжелейшая метадоновая наркомания, высокие уровни ВИЧ-инфекции, преступности, деградация наркологической службы. Наркозависимых приучили к снабжению наркотиками за счет государства. Наркотик переадресовывался в больницы, и даже в места лишения свободы.

Характерно, что в украинских документах стратегического планирования «заместительная терапия» преподносилась как, якобы, «один из методов лечения наркотической зависимости и реальный механизм уменьшения риска распространения ВИЧ-инфекции через среду инъекционных наркоманов, уменьшения нелегального спроса на наркотики, эффективность которого подтверждена мировым опытом»[3]. Цель введения метода «заместительной терапии» обозначалась, как «уменьшение риска инфицирования потребителей инъекционных наркотиков ВИЧ и возбудителями других трансфузионных инфекций»[4], «уменьшение риска инфицирования ВИЧ и обеспечения доступа к антиретровирусной терапии потребителей инъекционных наркотиков»[5].

Однако, в данных документах напрочь отсутствует упоминание о том, что для «заместительной терапии» используются сильнодействующие наркотики метадон и бупренорфин, а также о том, что ни в одной инструкции ни одной из соответствующих фармацевтических компаний - производителей ни слова не говорится о способности указанных наркотических средств уменьшать риск инфицирования ВИЧ, нелегальный спрос на наркотики и обеспечивать доступ к антиретровирусной терапии[6]. Фактически внедрение программ «заместительной терапии» шло в режиме экспериментов на людях. Что же касается «международного опыта», то он сводится к ничего не доказывающим, построенным на манипуляциях и искажении информации наукообразным публикациям[7] и ни к чему не обязывающим «рекомендациям» с оговорками о снятии с составителей всякой ответственности за результаты их использования,[8],[9] в которых, видимо, за неимением разумных аргументов, оправдывающих «заместительную терапию», ее просто снабдили рекламным брендом «золотой стандарт», рассчитанным на несведущую публику.

После принятия указанных и ряда аналогичных украинских документов фиговый листок «профилактики ВИЧ-инфекции», использованный для их протаскивания, был отброшен, и в последующих нормативных правовых актах уже говорится о «заместительной поддерживающей терапии», осуществляемой в целях «стабилизации психического состояния больного, уменьшения медицинских и социальных последствий употребления незаконных наркотиков, создания условий для реабилитации и лечения иных болезней (СПИД, гепатит В и С, туберкулез, септические состояния)[10], «приеме заместительного препарата <метадона/бупренорфина> для лечения нарушений, связанных с употреблением экстракта маковой соломки, героина или иных опиоидов», с целью «не допустить развития у больного синдрома отмены, поддержания у больного стабильного состояния физического комфорта и сдерживать тягу к нелегальным опиоидам»[11].

Составителей цитируемых документов, видимо, не смущает принципиальная недостижимость заявленных целей. Стабильный прием метадона/бупренорфина действительно «стабилизирует» психическое состояние, но только в форме хронического психического и поведенческого расстройства - синдрома зависимости от опиатов, Легализация метадона и бупренорфина никак не повлияла на выраженные наркотические свойства этих синтетических опиатов со всеми вытекающими ттяжкими медицинскими и социальными последствиями. При этом другие наркотики, которые на Украине пока еще считаются «незаконными», тоже не перестали быть наркотиками. Если «заместительная поддерживающая терапия» что-то и поддерживала, так это только постоянный прием опиатов, в результате которого происходит чередование наркотического опьянения (синдром интоксикации) и наркотической абстиненции (синдром отмены). Возникает вопрос к а сами авторы подобных методических рекомендаций согласились бы испытать на себе такой «физический комфорт»?

К любым наркотикам быстро развивается привыкание, что сопровождается ускорением развития и усилением абстинентного синдрома («ломки»). Это неотъемлемое свойство наркотиков, для преодоления которого наркоманы вынуждены постоянно повышать дозы. Так, в Крыму обычной практикой было превышение смертельних дозировок метадона и бупренорфина, что рано или поздно приводило к смерти, или к возобновлению приема «нелегальных» опиоидов одновременно с «заместительной терапией». Смертность от вовремя не выявленных и запущенных болезней, «заглушенных» наркотиком, для маскировки регистрировалась вкупе со смертностью от алкоголя, либо списывалась по рубрике «самостоятельный выход из программы».

Учитывая, что любые опиаты подавляют иммунитет, и на этом фоне формируется устойчивость возбудителей инфекций к противобактериальным и противовирусным препаратам, утверждение о создании с помощью «заместительной терапии» «условий для реабилитации и лечения СПИДа, гепатитов В и С, туберкулеза, септических состояний» выглядит откровенной издевкой, рассчитанной на полную медицинскую безграмотность.

Государство, принявшее решение фактически об осуществлении наркотизации населения с помощью «заместительной терапии» в дальнейшем уже не в состоянии прекратить этот процесс и само становится зависимым от поставщиков легализованных наркотиков. Наличие в стране нескольких миллионов привязанных к метадоновым пунктам наркозависимых, чья воля полностью находится в руках хозяев - посреднических структур, связанных с западными «благотворительными» фондами, способно сделать «послушным» любое правительство. И «чисто медицинский» вопрос «заместительной терапии» превращается в орудие реального политического давления на подобное государство-»наркомана».

Здесь уместно напомнить предупреждение антифашиста Юлиуса Фучика «Люди, будьте бдительны! Фашизм может повториться». Так, недавно вновь в оправдание легализации наркотиков прозвучало мнение о том, что «тот, кто хочет себя убивать наркотиками, все равно рано или поздно себя убьет», и что «строгие антинаркотические законы выгодны в первую очередь наркомафии, так как чем недоступнее наркотик - тем дороже его можно продать»[12]. Все это напоминает логику доктора Геббельса, который в еще сороковых годах прошлого века программу геноцида с помощью крематориев и газовых камер целых народов оправдывал, якобы, их «неполноценностью», и даже снабжал «научными доказательствами». В ХХI веке наркотики, несущие горе, страдания и гибель миллионам людей во всем мире, не перестают быть наркотиками даже под брендом «заместительной терапии» в программах «снижения вреда».

Действительно, как показал печальный опыт Крыма, ни сами жертвы «заместительной терапии», ни их родственники заведомо не способны были разобраться с происходящим и распутать хитросплетения манипуляций фактами и здравым смыслом.



Истинные результаты «заместительной терапии» в Крыму, выявленные в ходе мероприятий по устранению её последствий[13], наоборот, свидетельствуют о высоком уровне наркомании, ВИЧ-инфекции и преступности[14]. Ко всему прочему, программа «заместительной терапии» в Крыму привела к деградации наркологической службы и формированию усилиями её представителей, забывших о заповеди «noli nocere» («не вреди» <больному>), группы метадоновых наркозависимых, у которых целенаправленно вырабатывалась установка на снабжение наркотиками (метадоном и бупренорфином) за счет государства и которым внушался страх смерти в случае отказа от этих наркотиков.

Участники антинаркотической деятельности в Российской Федерации в межведомственном формате с привлечением заинтересованных неправительственных организаций в сжатые сроки реализовали беспрецедентный комплекс мероприятий по переводу бывших клиентов «заместительной терапии» на российские стандарты лечения и комплексной реабилитации. Лица, прошедшие такое лечение и реабилитацию, прекратившие потребление наркотиков, теперь образно называют «заместительную терапию» адом, а метадон - химическим наручником[15]. Однако, за рубежом вместо того, чтобы изучить уникальный опыт Российской Федерации по закрытию программы «заместительной терапии» в Крыму и воспользоваться им, была организована оголтелая антироссийская кампания[16], подхваченная либеральными СМИ[17],[18]. Одновременно была предпринята попытка навязывания Российской Федерации принятия федерального закона о продлении в качестве «пилотного проекта» программы «заместительной терапии» в Крыму, мол «жизненно необходимой» для «сохранения беременности». Попытку эту удалось блокировать, а беременные, благополучно выведенные из метадоновой зависимости, разродились без каких-либо осложнений, избавив своих новорожденных детей от приговора к наркомании с младенческих пеленок и лишив метадоновых лоббистов одного из их самых циничных аргументов.

В пункте 720 Доклада Международного комитета по контролю над наркотиками (МККН) за 2015 год выражается «обеспокоенность сообщениями о приостановлении с марта 2014 года опиоидной заместительной терапии в Автономной Республике Крым и городе Севастополе, что, по сообщениям, имело серьезные последствия для пациентов, получавших такое лечение». Все это не соответствует действительности. Во-первых, бывшие Автономная Республика Крым и город Севастополь после вхождения в состав Российской Федерации именуются, как Республика Крым и город федерального значения Севастополь. Во-вторых, «опиоидная заместительная терапия» - не лечение, а порочная практика «наркотического пайка», которая не приостановлена, а полностью прекращена. В-третьих, это действительно привело к серьезным последствиям, но только положительным, что делает «обеспокоенность» МККН неуместной.

Габрильянц Михаил Арминакович,
советник директора ФСКН России
аппарата Государственного антинаркотического комитета

(Продолжение следует)

----------------------------------------------------------

[1] Выступление первого заместителя председателя МККН при ООН директора ФГУП «Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского», академика РАН Дмитриевой Т.Б. на заседании Совета Безопасности Российской Федерации 8 сентября 2009 г.

[2] Сюжеты «Сотни крымских наркоманов спасают сейчас в России: как доктора в незалежной лечат наркотиками от наркотиков? И кто хочет подсадить Россию на новую иглу?» (Итоги недели с 9 по 15 июня 2014 года), «Смертельная терапия: как на Украине лечат наркотиками от наркотиков» (Итоги недели 29 сентября - 5 октября 2014 года) / Информационно-аналитическая программа «Главное», ОАО «Телерадиокомпания «Петербург»

[3] Подпункт 12 пункта 1 постановления Верховной Рады Украины от 03.02.2004 «О Рекомендациях парламентских слушаний на тему: «Социально-экономические проблемы ВИЧ/СПИДА, наркомании и алкоголизма в Украине и пути их решения»

[4] Пункт 36 Программы профилактики ВИЧ-инфекции/СПИДА на 2001-2003 годы, утв. Постановлением Кабинета Министров Украины от 11 июля в 2001 г. № 790

[5] Пункт 26 подраздела «Профилактическая работа среди уязвимых групп населения» раздела «Усиление деятельности государственных органов, предприятий, учреждений, организаций и объединений граждан в деле борьбы с ВИЧ-инфекцией/СПИДОМ» Национальной программы обеспечения профилактики ВИЧ-инфекции, помощи и лечения ВИЧ-инфицированных и больных СПИДОМ на 2004-2008 годы», утв. Постановлением Кабинета Министров Украины от 04.03.2004 № 264

[6] Информационно-поисковая система Государственного фармакологического центра Минздрава Украины, 2010 г.

[7] Заместительная поддерживающая терапия в ведении пациентов с опиоидной зависимостью и в профилактике ВИЧ-инфекции и СПИДа: Совместная позиция ВОЗ, а также от имени УООННП и ЮНЭЙДС, 2004

[8] Guidelines for the psychosocially assisted pharmacological treatment of opioid dependence. World Health Organization 2009

[9] WHO, UNODC, UNAIDS. Technical guide for countries to set targets for universal access to HIV, prevention, treatment and care for injecting drug users (draft). Geneva, 2008.

[10] Методические рекомендации «Заместительная поддерживающая терапия в лечении больных с синдромом зависимости от опиоидов», утв. приказом Министерства охраны здоровья Украины от 10.11.2008 № 645

[11] Приложение к Порядку проведения заместительной поддерживающей терапии больных с опиоидной зависимостью, утв. Приказом министерства охраны здоровья Украины от 27.03.2012 № 200

[12] Россия под спайсом. Как ФСКН прохлопала настоящую "чуму" XXI века / Электронный ресурс: NewsBabr.com. - 10.03.2016

[13] Манифест «Нет программам «заместительной терапии» наркомании в Крыму» / электронный ресурс/ http://r-n-l.ru/news/net-programmam-zamestitelnojj-terapii-narkomanii-v-...

[14] Клименко Т.В., Козлов А.А., Понизовский П.А., Мандыбура А.В. Предварительная оценка наркологической ситуации, меры по закрытию программ заместительной терапии лиц с опиоидной зависимостью и оптимизации деятельности наркологической службы в Республике Крым и в городе федерального значения Севастополе // Наркология, 2014 г., № 5. - с. 6-11.

[15] «Метадоновый ад» / Электронный ресурс / http://novopashin.livejournal.com/1488586.html

[16] Доклад экспертов «группы Помпиду» «Заместительная терапия на Украине: гуманитарная и медицинская миссия» по итогам поездки в Киев и Днепропетровск (16-21 мая 2014 г.).

[17] ООН: наркоманы Крыма умирают без заместительной терапии / Русская служба Би-би-си, 22 января 2015.

[18] На силовиках экономят из последних сил / Газета «Коммерсантъ», 2 февраля 2015 г.